Манназ: трудности необходимы, чтобы трудиться!

Автор: | 21.07.2014

Манназ

02.11.2011

Запись беседы с Манназ так и осталась нерасшифрованной: на ней слышно лишь неразборчивое бормотанье. Сколько Рус ни пытался ее возродить, прогоняя через разные программы и изощренно изгаляясь над ней по-программистски, она не возродилась. И единственное, что осталось от этой беседы — небольшая запись в блокноте да еще безмерное удивление: Манназ оказалась совершенно не такой, какой представлялась! Похожее смысловое содержание Руны обнаружилось у Р. Кальдеры, о чем мы узнали гораздо позже, примерно два года спустя после беседы, но в тот момент расхождение со всем прочитанным было разительным.

На момент беседы с ней у нас было ощущение, что мы уперлись в непреодолимую преграду, внутренне и внешне, ощущение завершения пути, прекращения развития, чувство удаленности от Бога, «закрытой форточки» в небеса. До этого инсайты и открытия сыпались как из рога изобилия, события сыпались ярким калейдоскопом, а тут вдруг — яма, провал, страх, темнота, богооставленность…

Манназ подтвердила наши предощущения. Она предрекла нам тяжелый период в жизни, буквально так и сказала: вам будет очень тяжело и плохо, эдак примерно с полгода, до весны. И если бы мы знали в точности, КАК и НАСКОЛЬКО нам будет плохо, мы бы убились об стену. Но, к счастью, мы не знали, и это помогло нам пережить эти полгода, приняв тяжелые, но необходимые решения. К счастью, мы не знали, поэтому смогли получить важные бонусы, преодолев свои трудности.

Минуло с тех пор уже больше трех лет, все произошедшее тогда обдумано и перепросмотрено многократно, его смыслы обсуждены и кристаллизованы, и можно теперь поделиться с читателем весьма полезным откровением: далеко не всегда нужны точные прогнозы на будущее (это я вам как гадалка говорю!) Не всегда они необходимы (а может быть, и никогда?), потому что главное, что делает человек в жизни — он принимает решения. Делает выборы, изменяющие его карму, его судьбу. И поскольку он есть обладатель свободной воли, то ничто не должно влиять на его решения! Особенно — предсказания будущих лютых ужасов. Если б мы узнали, какая катастрофа нас ждет, то со стопроцентной вероятностью приняли бы неверное решение, и при этом получили бы одобрение любого-всякого, хоть поверхностно, хоть глубоко знакомого с ситуацией, потому что оно выглядело бы безупречным. И только боги, дервиши и маги 80-го уровня, видящие структуру Реальности как она есть, усомнились бы в его безупречности. Слава богам и Руне Манназ, не открывшим нам ВСЕГО!

Совсем иное дело — предупреждение. Насколько часто человек не нуждается в детальном прогнозе, настолько же часто он нуждается в ПРЕДУПРЕЖДЕНИИ. Руна Манназ сказала: готовьтесь, я принесла вам трудности, но я же пришла защитить вас от них, указав на важность дисциплины и решимости. Ибо трудности необходимы для того, чтобы трудиться.

Для начала она избавила нас от переживания чувства вины: думать, что небесная дверь закрылась по нашей вине — это ЧСВ и самопотакание. Небесная дверь открывается и закрывается независимо от нас, наших желаний, просьб и опасений. Она находится на ином уровне Реальности, где рулят не человеческие страшилки и хочушки, а более серьезные вещи. Но именно поэтому же нам следует — независимо от открытий/закрытий небесных врат — продолжать трудиться. Так, как будто дверь откроется вот-вот. Надежду дает само существование небесной двери, а мы о нем уже знаем не понаслышке, а из чистого личного опыта. Сбрасывание с плеч груза лишней — несуществующей! — вины очень сильно освободило нас и от самообвинений, жрущих гигантское количество энергии, и от неверия в значимость собственных усилий.

И затем она призвала нас к дисциплине, особенно внешней. В предшествующее беседе время бурного информационно-магического скачка мы разработали некий свод правил, по большей части касающихся повседневного поведения и труда, исполнение которых существенно дисциплинирует внутреннюю жизнь. Это был монастырский устав — в том смысле, в каком устав регулирует труд монаха над его душой. Регулировка внутреннего, по нашему убеждению, основанному не только на изучении обихода мистиков и медитаторов древности и их советов, но и на применении их опыта (и получении своего), происходит сначала извне, в организации быта и распорядка, и только потом перемещается в область внутреннеей жизни в виде духовных привычек. Конфессиональная принадлежность монаха при этом значения не имеет. Он может быть и шаманом, и экстрасенсом, и магом — все эти люди, как правило, в курсе, о чем идет речь.

Манназ сказала: начните соблюдать свои правила по-настоящему. И тут меня постиг оглушительный инсайт, касающейся моего обычного поведения в случаях, когда надо соблюдать правила. Я осознала, ЧТО я проделываю внутри себя, чтобы избежать подчинения правилам, которое выглядит невыносимым и нестерпимым ограничением свободы. Когда не подчиняться становилось невозможным — в связи с внешними обстоятельствами — я делаю вид, для себя же, что этим гадким требованиям подчиняюсь не я-настоящая, которая якобы свободна как ветер, а моя маска или роль. И выходит, что исполняя их, я чувствую себя неискренней (не я же это делаю, а выдуманная роль!), и эта неискренность меня возмущает. Я чувствую фальшь и приписываю ее процессу следования правилам, но фальшь заключается в самОй внутренней игре. Если же признать, что требования нашего «монастырского устава» — это моя собственная идея, моя разработка для себя же, МОИ правила, созданные при участии меня-настоящей, то остается лишь твердо и недвусмысленно заявить (себе самой), что настоящая я и будет их исполнять. И это — свобода. Именно это и есть свобода.

И последнее озарение этой переполненной озарениями беседы, действительно спасшей нас от того, чтобы утонуть в самопотаканиях по поводу грядущих горестей, касается открывания форточек в небесах. Приписывая себе вину за то, что «свернули не туда» и поэтому захлопнули «небесную форточку», можно легко впасть в состояние мутной, унылой и бессодержательной бессознанки, которая как будто — как будто! — и является следствием закрытия форточки. Но на самом деле это есть форма самопотакания. Отсюда: исполнение «монастырского устава» (как и вообще любой труд, являющийся формой внешней самодисциплины, ограничивающей внутренний произвол) как раз и является «шагом в дверь» (или «броском в форточку»), или, скажем так — ключом к этой двери.

Итогом разговора и анализа последовавших событий был ряд мантических значений Манназ: бремя, трудности, беременность; долгое, медленное, неуклонное развитие, порой выглядящее как остановка/задержка; внутренний процесс, оформленный как внешний; социальные контакты: обстановка и обстоятельства вынуждают взаимодействовать, помогать и принимать помощь.

(с) КаРус

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *