Ансуз: синхронистичность — это другое вИдение

Автор: | 23.02.2013

Запрос на сессию с Руной Ансуз был связан с важной темой нашей исследовательской деятельности – с синхронизмами. Первые же попытки хоть как-то подойти к заявленной теме обнаружили, что синхронизмы – нечто гораздо более сложное и обширное, чем просто совпадения мистического характера, описанные в литературе. По нашему первоначальному предположению, для того чтобы видеть и замечать синхронизмы (а они случаются гораздо чаще, чем принято думать), следует войти в некоторое специфическое состояние сознания. Что это за состояние, как в него входить, и вообще – что нам нужно понять, чтобы начать работать над темой?

Было очевидно, что об этом стоит беседовать с Руной Ансуз – это ее территория. И действительно, именно она оказалась вынутой из мешочка – буквально застряла между пальцев! – когда мы спросили, кто будет нашим собеседником на этой сессии. Вот вам и синхронизм, вот и знак!

Показанное Руной видение оказалось настолько необычным, по-настоящему новым и необычным, что мы оба проявили совершенно несвойственное нам косноязычие в общении с Руной, за что и приносим свои извинения.

Синхронистичность – другая парадигма видения

Вопрошающий – Ка, отвечающий (медиум) – Рус

В: Руна Ансуз, ты здесь?
О: Да. Привет!
В: Руна Ансуз, мы с Русом хотели бы попросить тебя показать нам состояние, в котором можно понять, как нам изучать синхронизмы. Как нам их видеть, замечать, как нам их толковать, трактовать, как их чувствовать, может быть? Что это вообще такое? Есть ли у них смысл, и если да, то какой именно? В общем, мы хотели бы изучить эту проблему. Можешь ты нам помочь?
О: Смотрите, если увидите.

С этими словами Рус внезапно пересел ко мне и положил одну руку мне на голову – на Сахасрару, а другую – на Муладхару. (Надо сказать, что обычно архетипы не действуют физически, а отвечают на вопросы, но в некоторых случаях, которые происходили в нашей практике, они действуют – и притом очень активно, впечатляюще и мощно, в то время как сам проводник-медиум, выполняющий действия, как бы в них и не участвует. Например, в этот раз Рус, передавая мне состояние от руны Ансуз, сам его практически не ощутил, не пережил). Я почувствовала внутри себя энергетический столб, протянувшийся от нижней до верхней чакры; он виделся как некое образование, довольно плотное, насыщенное, неопределенно-светлое, крепкое – в том смысле, что он осознавался как основание всех человеческих структур, всей целостности человека – т.е. меня. Руна Ансуз предложила мне идти внутрь столба, отстранившись от всего внешнего, деконцентрируясь.

О: Когда окажешься там, постарайся на все внешнее посмотреть оттуда. Ты увидишь, что все взаимосвязано не только так, как вы представляли.

У меня наступило захватывающее переживание, с трудом поддающееся описанию, поскольку оно довольно тонкое и – как будто – известное, но на самом деле почти совершенно чуждое людям нашей культуры; разве что поэзия знакома с ним не понаслышке. Я увидела конкретный момент происходящего как нечто целостное, в котором всё взаимосвязано: Рус, комната, снег за окном, от которого атмосфера комнаты была серебристо-прозрачной, тихий звук флейты Coyote Oldman, тоже серебристый, и все вместе сливалось в эмоциональное, эстетическое – и синэстетическое (sic!) единство. Описанное с поэтической точки зрения, переживание выглядит вполне знакомым. Разница заключается в том, что поэтическая эмоция не является структурирующей и фундаментальной, она мимолетна. Мое переживание было структурным – и структурирующим. Это был другой способ описания мира, иная парадигма видения. Если применить терминологию психонетики, то поэтическое переживание такого рода – это чаще всего спонтанная объемная деконцентрация, во время которой внимание распределяется равномерно между всеми окружающими предметами, так что они растворяются в едином фоне. Объемная дКВ – это переживание фона, пространства, которое невольно воспринимается как образец Мирового Единства и поэтому вызывает сильную эмоциональную реакцию.
Мое переживание не было связано с распределением внимания – как и в обычном состоянии, внимание концентрировалось последовательно на разных объектах. При этом объекты – Рус, комната, снег, флейта – были связаны друг с другом не только неким объединяющим фоном, вполне безразличным к смыслам, то есть представляли собой не случайное взаимоналожение случайных вещей. Они были связаны друг с другом очень глубокой связью. Они как бы проникали одна сквозь другую, виделись сквозь друг друга, имели смысл только благодаря сосуществованию друг с другом и особенному взаимопроникновению. Не будь снега за окном – не было бы комнаты, такой как она есть сейчас, без комнаты не было бы Руса – такого, как он есть сейчас, без него не было бы снега и комнаты… В другой момент, в другую погоду комната и Рус будут другими – но они будут взаимосвязаны так же крепко, как и в тот снегопад.
Иными словами, случайности исключены – потому что представление о случайности вызвано к жизни приоритетом причинно-следственных связей. Если мы не видим причины – то считаем, что событие случайно. Или усердно ищем причину, чтобы убедиться в его неслучайности. Но случайностей в той парадигме нет вообще, потому что нет специальных причин; при этом все соединившееся соединяется осмысленно; всё, что происходит в конкретный момент, связано между собой глубокой смысловой связью. События, вещи, люди, слова налагаются друг на друга и видны сквозь друг друга, потому что они значимы друг для друга, они делают друг друга в каждый момент. Если выражаться в терминологии В.М. Антончика и его ментальной картографии, они отбрасывают друг на друга Тени – и через это обнаруживают свои смыслы, или Содержания. В то время как в привычной парадигме мы смотрим на мир как на Поверхности, на которые налагаются Границы, и через это расчленение объясняем увиденное.

В: Мое переживание – это и есть то состояние, которое может показать смысл и происхождение синхронизмов?
О: Да, это способ для вас увидеть, а точнее – ответить на ваш вопрос, почему это все происходит, как это может быть. Ты увидела не случайные цепи событий, а особым образом соединенные. Пережила чувство того, что всё со всем связано, но не просто формально, а для создания целостного текущего. И тогда вполне естественно, что происходят одновременные события, совпадающие по смыслу.
В: То есть всегда, в каждый конкретный текущий момент все взаимосвязано. Однако иногда эти взаимосвязи бросаются в глаза [в виде примечательных совпадений — Ка] и кажутся особенными, имеющими особенный смысл. Это так на самом деле? Почему мы выделяем этот особенный смысл? Он существует объективно или это субъективное впечатление?
О: Эта взаимосвязь растворена в событийном потоке равномерно, она все время есть, но своим вниманием вы создаете сгустки, и если то, что есть в событийной ткани, проецируется на тот сгусток, на который направлено ваше внимание, то вы это отмечаете как случившийся синхронизм.

Одновременность в парадигме синхронистичности

В: То есть, события, разведенные во времени, тоже друг с другом связаны, так?

Здесь подразумевается особая смысловая связь событий, не вытекающих друг из друга логически или причинно. Вопрос связан с внезапным инсайтом, обусловленным новой парадигмой видения: синхронизмы могут пониматься не только как хронологически одновременные события, но и как повторяющиеся смысловые образования, разведенные во времени. Или, скажем так: пространство и время в парадигме синхронистичности имеют совсем иное звучание. По Антончику, мир можно видеть как одновременность и как последовательность. Одновременность имеет отношение к пространству, а последовательность – ко времени. Мы воспринимаем нашу жизнь как биографию, то есть как последовательность событий во времени. Но если «посмотреть на жизнь в торец», как говорит В.М., то есть как на одновременность, то становятся видны делающие ее смыслы, ее фундаментальные основания. Например, некое событие, произошедшее когда-то и произведшее мощное впечатление, может оказаться единственным, что произошло в жизни, и вся остальная «биография» посвящена его постоянному проживанию.

Мне в тот момент вспомнился случай с Йерой. Год назад я уехала на лето в Краснодар, и это была невероятно значимая поездка, обнаружившая много подводных камней в моей жизни. Я взяла с собой мешочек с Рунами, в котором, как неожиданно выяснилось, недоставало Йеры (мой маленький сын еще дома поиграл с мешочком, а я не заметила пропажу). Я нарисовала мандалу Йеры, и по возвращении домой у меня было множество личностных проработок, связанных с Йерой. После чего вдруг нашлась плашка с Руной, на что уже не было надежды. Через полтора года после этого я снова оказалась дома, и испытала серьезное дежа вю, вернувшее меня на время в ситуацию тех проработок (закрепление пройденного!). Тогда же повторилась ситуация с потерей Руны: сын снова стащил мешочек и разбросал все плашки по комнате, и дольше других я разыскивала Йеру. Уже почти отчаялась найти – и, конечно, вспомнила предыдущую потерю, мгновенно связав оба случая по внутреннему их смыслу. Не было никаких сомнений, что такого рода происшествия относятся к феномену синхронистичности, отсюда и вопрос.

О: Да.
В: Но не причинно-следственной связью!
О: Не только. Точнее, они связаны чем-то, для чего слово «связь» не подходит, но, выделяя различные аспекты этого чего-то, вы называете его той или иной связью – синхронистичной, причинно-следственной, коррелятивной, симпатической… Рус других умных слов не знает, поэтому больше перечислять не буду… Но существовали культуры, которые совсем по-другому во всем этом ориентировались. Например, с текущими вашими представлениями о времени и причинно-следственных связях вам никогда не понять майянского взгляда на событийный ряд. Можно описывать его словами «ритм», «ритмическое восприятие», какими пользуются ваши исследователи, но он совершенно другой.
В: И какой же он?
О: Это вам сейчас не понять, вы слишком закреплены в своих представлениях.
В: Но майянский взгляд похож на то, что я сейчас видела из этого столба?
О: Да. Просто ты еще не обратила внимание на то, что все эти взаимосвязи – комната, Рус, снег и прочее – составляют единую композицию. Отражения всех остальных вещей друг в друге – такие же отражения происходят и во времени. Время тоже выделено вами как особая категория, особая связь…
В: А это лишь один из аспектов связи событий?
О: Да.

Смыслы синхронизмов

В: Мы наделяем синхронизмы смыслом. Или, скажем так, ищем в них смысл. А сами эти поиски смысла имеют смысл?
О: Скорее так: вы обращаете внимание на определенные смыслы, и если эти смыслы пересекаются с той связью, которую ты увидела, тогда вы отмечаете это как синхронизм. Конечно, смысл ваш поиск имеет в зависимости от того, какие требования предъявляются к смыслу. Т.е. если в этом вопросе скрыто на самом деле тайное желание получить подтверждение как бы объективности, как бы существования подобных вещей – то да, такие аспекты мира существуют. Но если вопрос непосредственно касается их значения, насколько оно имеет смысл…
В: Я имела в виду, что мы знаем уже их значение, но на самом ли деле оно таково? Я поняла, что всякое совпадение или связь достаточно субъективны, то есть: поскольку я направила туда свое внимание, поскольку это направление взаимосвязано с моим видением – постольку я увидела эту связь и обозначила ее как синхронизм…
О: Но именно постольку синхронизм и имеет значение! Постольку он существует. Т.е. он связан с теми смыслами, которым придано внимание, или, в вашем понимании – значение, важность особого рода. Понимаешь, из всех связей ты видишь как синхронизм то, что ты уже заранее выделила как значимое, и это было спроецировано на связь. [подчеркнуто Руной Ансуз — Ка]
В: Т.е. смысл синхронизма появляется до того, как он сам? Я имею в виду, что он зависит от меня, его значение зависит от меня, поскольку я уже заранее наделила его значением – м.б., бессознательно, да? Скорей бессознательно, потому что часто, когда синхронизм случается, мы не можем понять, к чему он, хотя он уже вырос из нашего видения. Это так?
О: Да. Т.е. то, на что вы уже обратили внимание, то, чему вы уже придали значение, иногда видится как синхронизм. Оно может видеться и по-другому, это потом раскрывается в мире в разных гранях. Но оно может видеться и как синхронизм. И раз этот синхронизм видится постольку, поскольку пересекается с чем-то значимым, то, естественно, он имеет значение.
В: Т.е. в некотором смысле можно сказать, что если синхронизмы воспринимать как знаки, на которые нужно обращать внимание и исследовать их, то это знаки, которые мы сами себе посылаем? Ну, в некотором смысле…
О: В некотором смысле, да. Но не только мы себе их посылаем… Мы себе, можно сказать, посылаем возможность видеть.
В: А кто еще нам посылает знаки?
О: Кто-нибудь еще… Когда ваше намерение заходит в ту область, где оно пересекается с силой (существом, богом, архетипом), происходит такого рода общение, которое вы воспринимаете как знак.

Как «наколдовать» синхронизм

В: Хочу задать вопрос про намерение. Что такое намерение? Намерение – это внимание, направленное в определенную область, которая считается значимой, так? И если есть сильное намерение, то, следовательно, там может случиться синхронизм? Который сам по себе обозначает только значимость этой области для нас, а вовсе не то, что… (тут я понимаю, что запуталась) Хм, что же я хочу спросить на самом деле?
О: Если вам не терпится получить осмысление и подтверждение, то попробуйте поработать с синхронизмами с другой стороны – провоцировать их. Только аккуратно. Если и когда у вас начнет получаться, то это придаст вам энтузиазма и понимания.
В: То есть это как?
О: Это магические процедуры. Можете пойти от построения процедуры, обратной гадательной. Настраиваться надо так, что события – это принимающая сторона, а используемые символы – карты, руны – передающая.
В: Т.е. если я хочу, чтоб ситуация выстроилась определенным образом – то таким образом и выложить карты? Случайно вытаскивая из колоды или выбирая?
О: Ну, это смотря к какому «хочу» ты апеллируешь. Если к бессознательному, то можно и случайно. Тогда получится одновременно и создание, и считывание ситуации для твоего осознания. Т.е. бессознательное будет знать, какая ситуация создается. А для тебя получается, что ты не знаешь, какая это ситуация, и ты ее же считываешь через средство создания, через магическую процедуру.
В: Т.е. я получаю ответ на вопрос, чего я хочу на самом деле, но не сознаю этого, получаю как бы скрытую мотивацию из бессознательного. А может, я-бессознательная вовсе не хотела бы, чтобы события сложились так, как я представляю сознательно?
О: Имейте в виду, что в этом случае вы не подключаетесь к воле. Здесь вы подключаетесь к бессознательным содержаниям. Т.е. скорей всего в результате такого действа будет то, что вы действительно где-то в глубине хотели и что, в общем-то, является естественным развитием ситуации. Т.е. фактически это то же самое, что гадать на ситуацию, которая еще не случилась, но только здесь, кроме попытки ее предварительного прочтения, происходит ее же усиление.
В: Это Руна Соул.
О: Да, Руна Соул. А если вы будете выкладывать осознанно, строить ситуацию, то произойдет уже несколько иная работа. Здесь возможны два варианта. Если ваша позиция в ситуации осознанной идет от каких-то глюков и представлений о том, что надо, то, естественно, здесь тоже к связи [Руна говорит о целостной связи всего сущего, у которой множество аспектов — Ка] никакого особого подключения нет, но нет и особенной опасности, потому что, скорей всего, ваша работа не будет иметь особенного влияния на реальные обстоятельства. Если же вы будете выкладывать согласно тому направлению, которое вы выстроили из своей глубины, то тогда, возможно, и движение к осознаваемой ситуации будет целенаправленно и, соответственно, будет воздействие.

Ансуз и Соул

В: А это разве не Соул? Соул тоже говорила про глубину и про глубинные желания, которым если следовать, то тогда все будет выстраиваться как надо. Что подразумеваешь ты, говоря «из своей глубины»?
О: От своего магистрального намерения, которое не просто у вас где-то есть и ведет туда, куда вы приходите, а которое вы осознали и приняли хотя бы ненадолго – предположим, в течение медитации.
В: Сначала, перед такой магической процедурой, надо медитировать?
О: Медитация вам нужна не для самой процедуры, а для того, чтобы знать, на что в ней «колдовать». Вы должны знать и понимать, куда вы идете, а не просто скакать. Но это не значит идти против потока, это и есть поток. Поток нужно видеть. Потому что на самом деле вы свободные существа, вы обладаете волей и возможностью ее проявлять.
В: У меня в книжке обе Руны, Соул и Ансуз, принадлежат Одину, т.е. объединяются, и это, похоже, недаром. Мне кажется, я чувствую какую-то связь между ними, словно они как две стороны одной медали. Смотри: Соул напирала на…
О: Принятие приходящих событий, а я говорю о том, чтобы на них влиять.
В: Да! Но все это – один и тот же поток! Правильно?
О: Сложно сказать. Поток, который исходит от вас – это не тот поток, который на вас нисходит. Но, в общем-то, силы примерно одни и те же, по характеру. Своим намерением вы проделываете, если пользоваться метафорой, которую раскопала в вас Соул – метафорой потока, который стекает как ручейки и идет неведомыми путями, — своим намерением вы можете где-то продолбить желобки, чтобы он пошел именно по ним, по вашим желобкам.
В: Но все-таки это один и тот же поток!
О: И рыбку съесть, и на хуй сесть [многозначительно изрекла Руна Ансуз]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *