Лагуз: ощущение незнания как точка ориентации

Автор: | 05.04.2013

Запрос на сессию с Руной Лагуз был продиктован весьма неопределенным состоянием общей загруженности информацией и запутанности в разнообразных концепциях и идеях. Лагуз оказалась очень мягкой, тихой, сдержанной и спокойной, без яркого воздействия, без выраженного давления (что было особенно заметно после общения с Перт).

Вопрошающий – Рус, медиум – Ка

В: Руна Лагуз, почему ты пришла к нам сегодня?
О: Потому что вы до меня доросли.
В: Что это значит «дорасти до тебя»? Что именно мы делаем, в каком состоянии находимся, какие у нас понимания возникли?
О: Дорасти до меня – это значит почувствовать, что всё, что можно подумать – это только то, что можно подумать. Всего лишь. Очень тонкая грань. Когда чувствуешь эту тонкую грань, можно сказать себе: я ничего не знаю. Всё, что я думаю – не существует. Можно сделать то, что думаешь, но само оно не существует.
В: То есть ты символизируешь то состояние, когда доступно понимание «я знаю, что ничего не знаю»?
О: Да, можно сказать и так. Очень тонкое состояние, очень тонкое. О нем очень много сказано [в текстах, принадлежащих самым разным эпохам, философским и религиозным школам и традициям], но само оно очень тонкое. И оно очень сильно связано с разрешением.
В: С каким разрешением?
О: Люди не разрешают себе просто так быть. Они должны обязательно придумать себе рамки, то есть образцы, традиции, что-то кристаллизованное. В этом они себе разрешают быть. А просто так быть они себе не разрешают. А вот когда они разрешают себе быть просто так – они начинают ощущать, что они ничего не знают.
В: Т.е. несмотря на то, что это довольно тонкое чувство, со временем оно будет все более и более укрепляться?
О: Не то чтобы укрепляться… Оно не для того, чтобы укрепляться в нем, оно переходное.
В: И что за ним?
О: За ним просто жить можно. За ним ты попадаешь в поток. В нем самом [в переживании незнания] не надо укрепляться, оно… Ведь ты не все время в потоке, ты то вынырнешь, то обратно, туда-сюда скачешь… А проходишь через него, то есть когда понимаешь, что всё, что ты думаешь и представляешь – это просто ты думаешь и представляешь. Разрешай себе представлять и думать! Но при этом понимай, что это ты просто представляешь и думаешь, а на самом деле ничего не знаешь. И вот когда ты полностью отдаешься этому чувству, что ты ничего не знаешь, разрешаешь себе ничего не знать, быть таким, кто ничего не знает, тогда ты переходишь.
В: То есть, когда в этом состоянии наступает дезориентация, то нужно идти вглубь нее, чтобы перейти этот порог, а не пытаться сориентироваться?
О: Да, да, да. То, что ты называешь ориентацией – это запрет себе ничего не знать. Ты окружил себя своими представлениями, образами, мыслями, то есть тем, что ты не знаешь. Тем, что, как ты думаешь, делает тебя тобой. Ориентация – это когда ты смотришь по сторонам и видишь свои мысли, превращенные в принципы, или представления, превращенные в принципы, или чужие принципы, которые ты принял. Ты сориентировался – это тебе кажется, что ты себя чувствуешь, потому что ты опять находишь себя в том, что тебе знакомо. А вот если ты позволяешь себе ничего не знать, то у тебя появляется новое чувство: я знаю, что это только мысли, я знаю, что это только представления, а по-настоящему я ничего не знаю.
В: Спасибо большое, Руна Лагуз! Расскажи, пожалуйста, какое у тебя место в Футарке?
О: (долгое молчание) Трудно объяснить. У меня нет никакого места. Это человеческое представление [подразумевается Футарк как схема, в которой смысл Руны связан с определенным положением]. А на самом деле речь идет о состояниях… или энергиях… неких гранях воплощения еще более глубокой реальности – чего-то такого, чего не знаем ни мы, ни тем более люди не знают. Бога, может быть. И Руны – это разные Его проявления. И для Него нет никакого Футарка, то есть никакой линейки, никакого ряда или схемы. Я – это одно из состояний. Но на самом деле любая Руна – это не одно-единственное состояние. Она приходит как состояние, нужное в данный момент тому, кто ее призвал [актуализируется в конкретном качестве для конкретного человека], а на деле она шире, глубже, и поэтому может по-разному восприниматься разными людьми в разные моменты жизни. И мое состояние – оно больше, чем я вам рассказала. Я есть состояние, или ощущение некой границы, зазора, некой пустоты, некоего пространства между тем, что подумано, сказано, тем, с чем можно играть ментально – и тем, что делается, тем, откуда, собственно, всё происходит, тем, с чем невозможна ментальная игра. Это порог, или зазор, или бездна между тем и этим. Это состояние, из которого можно попадать туда и сюда, если его глубоко почувствовать. Если нужно, конечно, тебе туда-сюда… Вот что такое я. А если говорить о схеме [подразумевается Футарк и его запись аттами и триадами], то это ориентация [подразумевается принадлежность Лагуз к Рунам Прибоя]. Но не та, о которой ты говоришь, а та, про которую можно сказать, наверно, что это компас… Или не совсем компас, а… как бы сказать… Человек живет в основном тем, что он думает. Но есть вещи, которые приходят к нему извне, из мира, из внешней реальности, и которые могут подсказать ему, где он, как он, куда он. Одна из этих вещей – переживание ценности, про которое говорит Эйваз, другая – сонастройка с миром, про которую толкует Райдо, и третья – ощущение незнания, когда ты понимаешь, что ты на самом деле не знаешь, а то, что ты думаешь – это всего лишь мысли, но ты их не знаешь и реальности ты через них не познаешь. Тогда ты действительно ориентируешься в том, что происходит, и в том, что есть мир.
В: Спасибо, Руна Лагуз. М.б., ты хочешь сказать нам что-нибудь еще?
О: Очень хорошо, что вы дошли до этого состояния. В том, что вы делали до сих пор, было незнание ничего вообще. А это состояние – начало настоящего понимания. И оно, это состояние, незабываемо. Мне так кажется, и уж Кате точно так кажется!

(с) КаРус

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *